Семь верст не круг для бешеной собаки: Для бешеной собаки семь верст — не крюк

Содержание

Для бешеной собаки семь верст — не крюк

Автор: Vesna, 11 Июл 2012

Существует некая пословица «Для бешеной собаки семь верст — не крюк», и хотелось бы узнать, откуда взялась сама пословица, и в чем кроится ее смысл? Ведь спустя довольно большой отрывок времени, сам смысл пословицы затерялся, и люди употреблять ее стали в совершенно разных ситуациях.

Если же смотреть в корень, то можно заметить, что она возникла еще в Древней Руси, или в Русской Империи. Как единица измерения верста, в то время имела значение пятьсот саженей или, переводя в метры, около 1066,8 метра, что для того времени казалось довольно приличным расстоянием.

Сейчас, если переводить данную пословицу, то ее чаще всего сравнивают с другой пословицей — «Для бешеной собаки и пять километров – не круг», что по смыслу практически то же самое.

Смысл данной пословицы, состоит в том, что люди в возбужденном состоянии могут сделать довольно много. Человек способен на такие поступки или деяния, которые, в обычном состоянии ни за что не смог совершить.

Но в тоже время можно заметить, что изначально в пословице «Для бешеной собаки семь верст — не крюк» говорится о «бешеной собаке», а не о «сильной». И это можно объяснить, ведь человек в возбужденном состоянии получает колоссальный выброс адреналина, что приводит его впоследствии к довольно плохому концу.

Можно дать пример из исторических событий, когда древний марафонец бежал со всех сил сообщить своему народу о долгожданной победе. Но силы, на тот момент, пока марафонец бежал, у него были из-за прилива адреналина, а стоило ему добраться к цели и сообщить, как в туже секунду он умер.

Другое значение пословицы — на примере человека, вернее, на его характере. Своего рода, данную пословицу говорят о человеке, который не может спокойно стоять на месте больше чем пять минут. Такие люди безотказны и не теряют время зря.

Также есть аналог пословицы про собаку – «Дурная голова ногам покоя не дает», что очень подойдет к третьему варианту толкования. В свою же очередь он слегка подобен второму, но более с отрицательным оттенком, то есть это когда человек на эмоциях может наделать различных дел, а потом, успокоившись, осознает совершенные собой поступки и в будущем пытается их разрешить.

Пример тому можно проследить на подростках. Во времена юношеского максимализма подростки часто не замечают за собой ничего и идут наперекор всему, но в итоге, в дальнейшем, осознают свои поступки и стремятся их исправить. И зачастую взрослые, особенно пожилые люди, наблюдая за переполняющей энергией подростков, употребляют пословицу «Для бешеной собаки семь верст – не крюк», что очень подходит в данном случае.

Рубрики: Значение афоризмов, Культура российского народа, Пословицы и поговорки

Метки: значение, культура народа, пословицы и поговорки, собака

Бешеной собаке, семь вёрст не крюк.  | Путешествия

Фёдора Конюхова как-то спросили:

— Фёдор, и как Вам удаётся найти в себе силы, что бы столько путешествовать?

— А Хули дома делать? Ответил Фёдор. 

(С) 

 

Длилась бесконечная суббота, в помещении салона было жарко, на улице прохладно. Книга, которую я взял скоротать время, почему-то не читалась, не шла совершенно. Я маялся… 

Истёр задницей все мотоциклы, до коих смог дотянуться. Покрутил руль, пожмакал все жмакалки, потыкал тыкалки. 

 

Сел на диван, уткнулся в телефон. Уже хотелось забрать технику и ехать… открыл карты. И тут у меня родилась мысль. А чего это я Ладогу, только с одной стороны видел? Не порядок! Надо бы и с другой поглядеть. Но негоже менять любимые маршруты, поеду я как всегда, с левой стороны, а там, куда кривая выведет. 

Таким в результате оказался маршрут. Без малого, 900 километров.

Суббота, подъём в 4 утра. Быстро умыться, побриться, выпить тоник… позавтракаю по дороге и в путь. Из скарба ничего с собой почти не брал, а что взял, оно и не пригодилось. Тёплая подстёжка к куртке из мембраны, дождевик и второй комплект перчаток — это-то, что всегда живёт в мотике + фотоаппарат (зачем не знаю, в дороге мне было лениво его расчехлять)

 

Вперед! Больше всего я рвался за Приозерск, там начинаются серпантины, спуски подъёмы. Я всегда с удовольствием ездил там на авто, испытывая его пределы, а вот на мото не был ни разу, прям чесалось как хотелось… 

Дорвавшись, пару раз положил в поворот мот так, что сначала теранул об асфальт правую ботинку, а опосля левую. Ощущение ВАУ, но очень перемешенное со страхом, повороты оказывались крутыми и в спуск, я не ожидал такого и что бы поместиться, приходилось насильно воротить рожу в выход, туда, где я хочу оказаться, а ногами бак сжимал так, думал вмятины останутся, ну и мысль в голове, руки расслаблены, руки расслаблены… 

Всё закончилось хорошо, здравый смысл возобладал над адреналином и дальше я поехал спокойнее. 

Дорогу омрачали постоянные перекрытия, светофоры не там, где надо в силу ремонтов. Хотя некоторые участки были новые, отличные. Широкие и ровные. Кто не знает, трассу А 121 сейчас модернизируют, каждый год добавляя ей не мало новой длины, великолепного качества. 

 

Сортавалла 8 утра, санитарная остановка + пополнение запасов воды и перекуса.

После Сортаваллы ещё километров 80-100 хороший серпантин с ровным асфальтом, местами по набережной, а потом началось шоссе. Прямое и ровное. Можно было спокойно давить 140… но ландшафт уже более ровный, нету скал, нет больших холмов. Равнина с озёрами, сосновый лес. Кстати грибов там наверняка уйма, надо будет как-нибудь наведаться. 

 

Репочесательный знак.

Сижу, думаю. Пол часа, и вот она, столица Карелии. Или ну его в пень, накой мне крюк в 130 километров. В итоге решил, что не поеду. Ну его нафиг… как-нибудь потом, предметно с остановкой на пару, тройку дней. 

 

Ну а дальше ничего интересного. Просто ещё 500 километров ровной дороги, но уже с трафиком. За 200 км до Питера, и вовсе плотным с пробками. Хорошо, что я на двух колёсах и пробки нипочём. Спокойно объехал. 

В дороге мне попалась мааааленькая птичка. Попалась чётко, под колесо. Мот и мой фейс обдало перьями, как будто наехал на подушку, а ведь с детский кулак была пичушка. И ведь парадоксально, не под машину, большую и широкую, а под мотоцикл, под узкое колесо попала. «Кому суждено утонуть, не будет застреленным.» — вот уж воистину так. 

 

Про расход. 

Люди думающие, что мот ест мало, очень уж ошибаются. Мало он ест тогда, когда ты едешь 100 км/ч и до ста. А если ты едешь 110+ жор растёт в геометрической прогрессии. 

На обкатке я спокойно проезжал 400 км на одной заправке, а после, когда едешь комфортно, не тошнишь, он как-то сильно увеличился. Смело могу сказать, что в моём случае, бака в 25 литров хватает на 250 километров, при крейсере 140… 

Это кстати очень удивило, а в одном месте и вовсе напугало. Когда за 200 км я не увидал ни одной заправки и мог свободно обсохнуть в поле, на незнакомой дороге. Слава богу дотянул до какой-то заправки, залил 10 литров, что бы сразу всё выкатать, мало ли, что за мочу там подают. Всегда так делаю в незнакомой местности. 

 

В обще-то, это весь рассказ. Всем хороших, приятных покатушек. Привет. 

 

Один день шестого исландского похода: бешеной собаке семь верст не крюк: tchainka — LiveJournal

Волк побежал, что было духу, по самой короткой дорожке. А Красная Шапочка пошла по самой длинной дороге. Шла она не торопясь, по пути останавливалась, рвала цветы и собирала в букеты.

Место действия: Исландия, Фьятлабак. Fjallabak переводится как «изнанка гор». Жопа мира, в общем. Самое подходящее место для того, чтобы перезимовать лето. Время действия — 24 июля 2018 года. Далее излагаются события этого дня в картинках с комментариями, блужданиями, терзаниями, лирическими отступлениями и точной картой маршрута. Это был очень крутой и совершенно безумный день. В сообщество ОМД по формату не проходит (нет бытовых фоточек и маркеров времени), а тут пусть полежит для памяти.

Карта маршрута — вот. Старт в правом верхнем углу, финиш в левом нижнем. Цифрами обозначены места, где сделаны соответствующие фотографии (они пронумерованы). Красной точкой вне маршрута отмечен термальный источник Струтслойг (Strútslaug), играющий крайне важную роль и далее для краткости именуемый просто «лужа».

Ну как — пойдем?

01. Доброе ли это утро? Пожалуй, не очень. Но жаловаться грех, дождь не сильный, а ветра и вовсе почти нет. Домик справа представляет собой главное и почти единственное здание кемпинга Álftavötn. Избушка стоит пустой, дверь не заперта. Заходи и ночуй, если хочется. На первый взгляд — чистейшая халява, однако в следующем же по маршруту кемпинге (они тут все относятся к одной сети) вас очень вежливо, но с пристрастием допросят — кто такой? откуда пришел? где провел прошлую ночь? а позапрошлую? — и неукоснительно возьмут плату за постой.

02. У нас свой дом есть. А также стол. И даже скамейки. Но, похоже, завтракать придется стоя.

03. Обещанные выше терзания начинаются сразу после завтрака. Дело в том, что из этого места в кемпинг Strútur ведут как минимум две дороги, длинная и короткая. Длинная очень четко изображена на карте maps.me в обоих наших телефонах, и длина ее составляет 27 км, плюс неизбежные процентов десять перепробега — итого 30. Короткая начинается вот с этой милой тропинки, затем идет вдоль левого берега речки Сидри Оувайра (Syðri Ófæra), а затем забирает на юг. Однако на нашей карте эта дорога не фигурирует. Это значит, что наверняка заплутаем, и сколько в итоге добавится к обещанным 22 км — неизвестно. К тому же примерно через километр отсюда эту самую речку придется форсировать вброд, что не особенно радует с учетом погоды. В общем, дилемма.

04. Наконец, выбираем длинную дорогу. Если вы думаете, что терзания на этом заканчиваются, то вы плохо знакомы с Филиппычем. Весь первый километр пути он делится соображениями о том, что, в принципе, короткая дорога тоже довольно простая, негде там потеряться, иди себе вдоль реки да иди. К тому же длинная до половины совпадает с наезженной и даже номерной грунтовкой F233, а это неинтересно. Но по грунтовке зато идти проще, мы меньше устанем. С другой стороны, если мы хотим к луже, то длинная дорога станет еще на три километра длиннее, а короткая там вплотную проходит. И т.д., и т.п. В общем, все как у Роберта Фроста:

В осеннем лесу, на развилке дорог,
Стоял я, задумавшись, у поворота;
Пути было два, и мир был широк,
Однако я раздвоиться не мог,
И надо было решаться на что-то.

Нет, ну решились же? Значит, идем. И нечего тут.

05. Пока — да, идти очень удобно. Но теперь вместо классических стихов вспоминаются «Хроники Амбера» Желязны. Там у них тоже черная дорога была, со всякой нечистью.

06. Здесь из нечисти только бараны. Зато сразу два патруля.

07. Первый брод на сегодня. На что, интересно, указывает та белая стрелочка? «На короткую дорогу, — ворчит Филиппыч. — Она как раз где-то там и проходит».

08. Какой милый каньончик. Что, Филиппыч, есть такой на короткой дороге? А то, может, сходим проверим?

09. Там хорошо. Но нам туда не надо.

10. Впереди — ледник Мирдальсйёкюдль, справа — гора Майлифетль.

11. Вид с той же точки в другую сторону.

12. Очередной брод.

13. Полотенце не потребуется.

14. Могла ли я пройти мимо этих цветочков? Наверное, да, но — как?

15. Здесь мы уходим с трассы F233. Она пойдет дальше через равнину, а мы полезем вон на ту возвышенность справа.

16. Но сначала привал. Филиппыч тащит воду для обеда, а я, прикинув остаток пути, добавляю к рациону еще один пакетик супа. Интуиция есть умение головой чуять жопу, а мои голова и жопа синхронно и довольно громко подсказывают, что эта мера лишней не будет.

17. Лезем наверх.

18. Вид открывается замечательный, но тропа пропала. Начинаем ориентироваться по карте и описанию. Вот речка, говорит Филиппыч, и если это та самая, то нам нужно как-то пробраться к ее левому берегу (он от нас справа, ближе к холмам) и так идти, пока не покажется озеро. Значит, надо как-то туда спуститься. Но как?

19. Я опасливо поглядываю вниз и понимаю, что конкретно здесь никуда не полезу, ну нафиг, у меня ценная хрупкая фототехника. Филиппыч согласен — у него ценный хрупкий организм. Так что же, спускаться по своим же следам и идти понизу до речки? Крюк километра в два. Обсудив варианты, смотрим направо, и тут картинка местности идеально совмещается с картинкой на карте. Вот же она, эта речка, правильная!

20. А вот — в середине кадра — и уступ, с которого мы всерьез предполагали спускаться. М-да, слабоумие и отвага — это про нас.

21. Правильная речка, называется она кстати Хоульмсау (Hólmsá), чем дальше, тем вычурнее.

22. Нановодопадик прямо из стены:

23. Перепрыгиваем через многочисленные ручейки. Места красивые, но какие-то заколдованные, того и гляди наживешь приключений. Филиппыч бросает рюкзак через ручей и чуть не промахивается. Потом я резво перепрыгиваю уже другой ручей и тоже чуть не промахиваюсь. Еще через минуту мобильник Филиппыча выпадает из кармана, и буквально чудом удается его поймать в десяти сантиметрах над водой. На фото представлен тот момент, когда Филиппыч — лучше поздно, чем никогда, ага — убирает резвый телефон в карман на молнии.

24. Кратер Rauðibotn.

25. Кто-то взял нормальный водопад и уложил горизонтально. Верните как было, а?

26. Господа туристы, это озеро Хоульмсаурлоун. Уважаемое озеро Хоульмсаурлоун, это туристы.

— Офигеть, — шепчет Филиппыч. — Ну уж точно на короткой дороге нам бы такого не показали.

Из карты следует, что идти нам нужно по противоположному берегу всей этой красотищи. И где тут брод?

— Здесь, — уверенно машет Филиппыч рукой в сторону водопада.

Чего-о-о? Прям через водопад?! Не-а, я не пойду. Ни в коем случае, даже не уговаривай, не пойду и все. Смотри как тащит, это же невозможно, я же там стопудово камеру угроблю!!! Нет, нет, ты как хочешь, а я перейду во-о-он там, где с противоположного берега коса выдается, там еще цвет воды такой многообещающий, наверняка мелко.

Да какой мелко, протестует Филиппыч, там по… тебе по пояс будет. Хрен с ним что по пояс, отвечаю, там песчаное дно и слабое течение, можно идти без палок, а камеру нести над головой. Филиппыч уговаривает, я сопротивляюсь. У него карта, у меня ценная фототехника, и вообще я, черт побери, сцу! В конце концов Филиппыч убеждает меня посмотреть, как будет переходить водопад он сам, и тогда уже решать. Блин, да мне даже и смотреть страшно. Филиппыч вступает в воду над самой кромкой уступа, делает несколько шагов вперед, оборачивается ко мне и начинает ржать.

— Ыыыы! До чего у тебя прикольная перекошенная физиономия, ты бы видела!..

Ну охренеть теперь. Конечно, перекошенная. У тебя у самого, интересно, какая была бы, если бы я полезла в водопад, а ты смотрел на это с берега?!

— А, — Филиппыч небрежно машет рукой, чуть не наворачивается с уступа вниз, и все мои внутренние органы стремительно мигрируют в область малого таза. — Ну это же совсем другое. Иди уже сюда, тут безопасно.

Ох. Другое оно ему. Охренеть. Другое. Вот переберемся на другой берег, и там я его убью. Лезу в воду, стараясь держаться подальше от кромки, там чуть глубже, зато камере ничего не грозит. Ох. Убью, точно.

27. Фотографий Филиппыча, стоящего в водопаде, история по понятным причинам не сохранила. Сам водопад — вот.

28. На карте тропинка проходит вдоль самой кромки озера. Почему-то нам не верится, что это правильно, и мы забираемся повыше…

29. И еще повыше…

30. И еще.

31. Однако в какой-то момент понимаем, что с картой лучше не спорить.

32. Вид на другую сторону.

33. Берег становится все каменистее, тропа (если это можно назвать тропой) все уже. Судя по продуктам жизнедеятельности птиц, в этом озере должна водиться рыба. Много рыбы. И даже не просто много, а дофига.

Иногда пунктир на карте настоятельно требует уклониться от берега на несколько десятков метров. Наученные опытом, мы так и поступаем. И правильно делаем.

35. Озеро Хоульмсаурлоун, вторая серия. Впереди, похоже, дождь, и мы к нему неуклонно приближаемся.

36. Вот именно этот сугроб с предыдущей картинки мы и обходили. Судя по всему, он тут лежит постоянно.

37. Обещанный дождь, наконец, начинается. Филиппыч, сверившись с картой, возвещает, что где-то здесь в озеро должна впадать речка, это ориентир, после речки нам налево, если мы сразу в кемпинг, ну или направо, если мы сначала в лужу. Ты как — хотела бы в луже полежать? Горячая. Термальная. Бодрит и вдохновляет. А?

Этой лужей, которая Струтслойг, Филиппыч мне еще в Москве плешь проел, какая она классная и как в ней было бы приятно обнулиться, а потом, после такого замечательного привала, с легкостью одолеть оставшиеся несколько километров до лагеря. Я против лужи ничего не имею. Но на данный момент мы, со всеми блужданиями, терзаниями и томлениями, уже прошли 27 (двадцать семь, прописью) километров. До кемпинга остается пять, если без лужи, и в лучшем случае восемь, если с лужей. И у нас никак не получается найти эту самую речку, которая ориентир. Судя по карте, мы уже до нее дошли и даже промахнулись метров на двести.

38. Возвращаемся до первого же снежного ручейка. Это, что ли, речка? Не похоже. Тут мой организм вспоминает, что он тоже ценный и хрупкий, почти как у Филиппыча. И он, организм, помимо моей воли расстегивает защелки рюкзака, и все мы вместе — я, организм и рюкзак — валимся в упоительно мягкий мох. И лежим. Дождь сыплет прямо на лицо. Хорошо-то как.

— Ты чего? — пугается Филиппыч. — Батарейки сели, да? Ох. Ну давай в низинку что ли спустимся, там хотя бы ветра нет.

Не двигаясь с места, очень спокойным и светским тоном рассказываю Филиппычу, что, мол, ничего страшного, все нормально, просто мне захотелось полежать. Может человек просто полежать, особенно если человек женщина? И заодно поесть шоколада, кстати где он? Не вставая, на ощупь извлекаю из фотокофра шоколадку. Я помню, это помогает. Должно помочь, во всяком случае.

— Уже все в порядке, пойдем. Где там эта твоя речка?
— Надо полагать, где-то впереди. Но вот лужа…
— Солнышко, какая, нахрен, лужа? Пять километров — это еще ладно, это неизбежно, но про восемь мне даже думать сейчас не хочется.
— ОК. Значит, отставить лужу, идем сразу ночевать, — резюмирует Филиппыч.

Отбирает у меня кофр с ценной техникой (все равно дождь, только линзы мочить) и остатками шоколада, и мы движемся дальше. Он наверняка огорчен, но блин, вдруг в следующий раз у меня и правда батарейка кончится. Лягу вот так поперек тропы, и что тогда делать?

Перепрыгиваем ручейки, взбираемся на камни, передаем друг другу то палки, то орехи, то бутылку с водой, за что каждый раз говорим «спасибо» и «пожалуйста». В данных обстоятельствах такая вежливость выглядит как-то диковато. Неестественно. Делюсь этим соображением с Филиппычем и получаю дивный ответ:

— Почему же? Я даже не знаю, что тебя тут удивляет. У меня это все само получается. Потому что я от рождения, скблть, пздц до чего вежливый.

Огибаем очередной холм, выходим в долину и видим речку. И сразу все понимаем. Речка, зараза такая, протекает по равнинной заболоченной местности. И русло у нее переменное. Зависит от погоды, уровня воды и настроения местных троллей. Куда захочет, в общем, туда и течет. Где хочет, там и впадает. Месяц назад здесь, а сегодня на пятьсот метров дальше. Нет, но круто, да? Сугроб у них постоянный, аж на карте отмечен, а речка — переменная… Затейники.

— А к луже, — машет Филиппыч куда-то вправо, — это примерно туда. Мы, конечно, не пойдем. Поди еще сообрази, где она там, а мы уже и сейчас задолбались.

Я смотрю вправо и внезапно понимаю, ГДЕ ОНА ТАМ.

— Вон же. Видишь?

А вы видите? Вот фрагмент предыдущего кадра, прямо в середине у самого подножия гор облачко пара поднимается. Это мы еще оттуда могли бы увидеть, если бы знали точно, куда смотреть:

39. И пока Филиппыч восторженным шепотом подтверждает, что, черт, да, это стопудово она и есть, понимаю, что ситуация изменилась.

— Ну так пойдем, — говорю.
— Э… куда?!
— К луже. Ты же хотел.
— Но ты же УСТАЛА. Свалилась даже.
— Во-первых, не свалилась, а остановилась полежать. Во-вторых, это когда было.
— Десять минут назад.
— И что? Если бы действительно было непонятно куда идти, другое дело, но ее же ВИДНО!

Вообще, конечно, мощный аргумент. Луну ночью тоже бывает видно.

— А ты точно дойдешь? — переспрашивает Филиппыч на всякий случай.
— Да куда ж я денусь, — успокаиваю оптимистически.

И мы действительно идем к луже. И даже доходим. И даже по пути начинаем радоваться дождю — он означает, что у лужи мы, возможно, окажемся одни. В какой-то момент мне видятся палатки чуть поодаль от лужи, но Филиппыч ничего такого не замечает. «Это тебе от усталости мерещится, да и вообще не может такого быть, тут запрещено с палатками стоять». Ну ладно, мерещится так мерещится, а лужа вот она.

40. На этот случай мы даже прихватили с собой купальные костюмы, но сдуру забыли положить их поближе. Теперь никакая сила не заставит нас распаковывать рюкзаки прямо под дождем ради соображений приличия, тем более что вокруг и в самом деле никого не видно. Сдираем с себя походную амуницию, накрываем от дождя рюкзаками, плюхаемся, погружаемся. Лежим. В луже. В чем мать родила. В луже и в чем мать родила. О-д-н-о-в-р-е-м-е-н-н-о. Ну типа как «шел дождь и два туриста». Кааааайф.

Это ничего, что я к вам спиной? Фотка анфас тоже существует, но ее людям показывать категорически нельзя. Разве что сексуальному партнеру — постоянному, проверенному в боях.

Проходит, наверное, полчаса, прежде чем мы находим в себе силы выбраться из восхитительной мутноватой горячей воды. Выходим, обтираемся полотенцами, одеваемся. Как только застегиваем последнюю молнию на последней куртке — из-за ближайшей скалы выходит юноша в плавках. И вслед за ним сразу же — другой юноша. Полностью одетый, зато с фотокамерой на штативе. Т.е. мне не показалось, и там действительно были палатки. И эти ребята, скорее всего, намеревались устроить фотосессию в луже, да вот мы им помешали со своим внезапным нудизмом. Ну привет, ребята, надеюсь, вы не сильно замерзли ждать, пока мы накупаемся. И не открыли для себя ничего нового в смысле человеческой анатомии.

41. На пути к лагерю оглядываемся назад. Отбираю у Филиппыча камеру.

В тот момент мы опять ничего не разглядели, но впоследствии поняли, что здесь лужа тоже попала в кадр. Видно?

42. Вперед, вперед к кемпингу. Хорошо, что в июле у них вместо ночи этакие невнятные сумерки, иначе мы давно бы потеряли дорогу. Лагерь уже близко, фотографировать уже нет сил, да вообще ни на что нет, даже по сторонам смотреть, только ломиться вперед, потому что НАДО. Но мимо этого водопадика я пройти все-таки не смогла.

Увидев после очередного поворота крышу «хаты», начинаю считать шаги. А хрен ли еще делать. На восемьсот сорок втором — мостик. Последний мостик через последнюю на сегодня речку. Последний всего лишь пятиметровый подъем. Последние несколько шагов.

Я сижу на мокрой деревянной террасе, забыв снять рюкзак. Хихикаю и одновременно утираю слезы.

— Thirty five kilometers, — поясняет Филиппыч невольным зрителям. Оу, говорят зрители. Вау.

Дык это ж… блин… что делается. Дошли, а? Дошли!

Ставим палатку. Мысль об ужине — и особенно о необходимости его приготовления — вызывает легкую тошноту, но если мы хотим завтра идти дальше, то — придется. НАДО! Включаем горелку, разворачиваем пакетики с едой.

Это был единственный в нашей практике случай, когда мы не осилили ужин до конца. И единственный случай, когда мы сознательно и злонамеренно пренебрегли мытьем посуды и умыванием. Просто забрались в спальник и выключились до половины десятого следующего утра.

И — я-то думала, что наутро не смогу ни рукой, ни ногой пошевельнуть. А проснулась, и как новая. И ведь что удивительно: за весь день, невзирая ни на что, даже по краю сознания ни разу не прошло сожаление — мол, зачем мы вообще сюда поперлись. Вот ведь какое странное существо человек.

А кстати — если бы мы все же по другой дороге пошли?

Еще я вспомню когда-нибудь
Далекое это утро лесное:
Ведь был и другой предо мною путь,
Но я решил НАЛЕВО свернуть —
И это решило все остальное.

Необыкновенное путешествие за три моря, или Для бешеной собаки семь верст не крюк.

Нашей семьей давно завладела страсть к путешествиям. Но для походов с рюкзаками за плечами мы слишком ленивы и трусливы – все-таки у нас две почти маленькие дочери. А на элитный отдых то на Бали, то на Мальдивах мы не зарабатываем.

Турция, конечно, хороша – первые пару раз. Особенно когда дети еще носят памперсы и не дают отойти от отеля дальше, чем на пятьсот метров. Но потом становится невыносимо скучно. Тем более что пить столько, сколько проплачиваем там, мы не можем! Да и сгорать под солнцем две недели кряду здоровье не позволяет. Нужно было срочно найти выход!

Собственно, он лежал на поверхности. Наш папочка – заядлый автолюбитель, и предложение не расставаться со своей любимой машиной еще и в отпуске встретил просто на ура. Вообще-то мы все время куда-то ездили, особо не взирая даже на наличие грудных детей: на нашем счету Суздаль каждый год, Селигер, Ростов Великий, Питер (зимой!) и пр. В прошлом году мы открыли для себя и международный туризм – сиганули в Литву на своей новой Маздочке. И надо признаться, это дело нам так понравилось, что в преддверии лета мы несколько месяцев рассуждали о том, куда нам отправиться на этот раз.

Выбор был сделан в пользу Болгарии. Во-первых, это несколько удлиняло предыдущий наш маршрут; во-вторых, подходило нам чисто с финансовой точки зрения; а в-третьих, естественно, сулило нам чистое и теплое море. Забегая вперед, хочу поделиться своим ноу хау: если вы не стеснены в средствах – путешествуйте на машине как можно больше! Если деньги приходится считать – тут, конечно, сложнее, как и во всем другом… Но иметь деньги и тратить их исключительно в горизонтальном положении на пляже – непростительно!

Нам деньги приходится считать. Из-за этого, конечно, приходилось много в чем себе отказывать, а несколько раз так просто сильно напрягаться. Но это ничто по сравнению с полученным удовольствием! Даже наша ночевка в чистом поле под Одессой на пути обратно (сказалась нехватка денег, а вы думали как?) была полна положительных эмоций. Над нами полная луна, стрекот цикад, подсолнухи, в темноте напоминающие маленькие луны… Дети, скукожившиеся в машине… Мы, напившиеся молодого украинского вина, с диким ржанием пытаемся уместиться между рулем и креслом… Ближе к утру гроза, принимаем душ под ливнем… О, романтика! Кажется, это не мы родили этих огромных детей, а нас кто-то родил совсем недавно! Понимаю, что кого-то сейчас просто передергивает. Но не нас! Мы были счастливы.

Повторюсь, мы не заядлые походники, и в такие ситуации попадали только по крайней необходимости. Но сейчас я уже ловлю себя на мысли: а что, если бы нам не пришлось ночевать в поле? А что, если бы на нашем пути были бы одни пятизвездочные гостиницы? Наверное, совру, если скажу, что это было бы плохо. Вряд ли плохо! Но по-другому – это точно. А в лучшую ли сторону… Не уверена.

Но надо же хоть чуть-чуть по порядку! Не получится. Мы проехали в общей сложности шесть тысяч километров – после этого за порядок в голове очень трудно отвечать! Мы ехали через всю Украину, пересекли Румынию, Молдавию, Болгария, конечно же, была вся наша. Мы останавливались в Киеве и Одессе, и поняли только одно: надо вернуться туда еще раз. Наше хорошо скрытое сумасшествие не позволило нам пролежать в Болгарии даже десять дней: мы объездили побережье и все-таки рванули в Стамбул. Это отдельная песня! Мы же не ищем легких путей! И самая прямая и короткая дорога нам почти никогда не приходит в голову. Так было и в этот раз. Нашего папика осенило – надо увидеть три моря! Иначе жизнь даст трещину. И мы их видели: Черное, Средиземное и Мраморное. И ничего, что мы описали ради этого крюк в шестьсот километров. Зато собрали ракушки на заболоченном берегу Средиземного и через два часа окунулись в Мраморное. И ничего, что они друг от друга почти не отличаются. Зато много ли вы видели людей, в один день побывавших на трех морях?! Даже если и много – теперь мы из большинства!

А сам Стамбул? Едут ли у нас в Турцию ради Стамбула? Я теперь точно знаю – надо ехать обязательно! Это же город контрастов, как принято у нас говорить о больших, красивых, непонятных и сумасшедших городах. А знаете ли вы, как проехать через весь этот город туда и обратно? Представьте себе карту Москвы, усложните ее в полтора раза; представьте, что видите все это безобразие в первый раз; при этом русский вам, как нам был турецкий, а саму эту карту вы еще не купили, и вообще не знаете, где она, черт побери, тут продается! Теперь попробуйте проехать из какого-нибудь Нахабино к какой-нибудь улице Коштоянца. Что вы испытываете при этом?

А еще у нас там кончился бензин, вследствие чего мы теперь знаем, что на Стамбульской платной автодороге нет заправок. Когда же мы на одном честном слове добрались-таки до вожделенного топлива, у нас не осталось денег на этот злосчастный автобан. Пришлось немного надуть турков, благо за сутки нашего пребывания там и они нас надули неоднократно! Кстати, вы еще помните, что так мы путешествуем с детьми шести и девяти лет?

Когда нам задают логичный вопрос: а зачем весь этот геморрой нужен? – мы, если честно, медлим с ответом. Как описать наши эмоции при виде оленей в болгарском лесу? Как передать радость детей при спасении огромной черепахи, выползшей на турецкую дорогу? А то, что количество лошадей, попадавшихся на нашем пути в Румынии и Болгарии, перевалило за тысячу (девчонки считали!) А аисты? Вы видели, как спокойно эти огромные птицы вьют свои огромные гнезда прямо на столбах вдоль дороги, прямо на печных трубах близлежащих домов? Полагаю, что для москвичей, по крайней мере, это невиданное зрелище. И невозможное в условиях возлежания на пляже и отмокания в аквапарке. Нет, я ни в коем случае не призываю вас бросать совсем это славное дело. Но если бы вы смогли хоть один раз пуститься во все тяжкие со своей семьей и автомобилем, вы поняли бы меня.

Не имеет смысла описывать все подробности нашего приключения, ведь при таком раскладе они у каждого будут свои – а это буквально означает, что мы с вами побывали в VIP-турах! Поимели эксклюзив с экстримом за вполне реальные деньги. А наши дети теперь реально представляют, сколь велика наша Земля. И сколько счастья можно найти на самой заброшенной дороге, ведущей то ли в Молдавию, то ли в Россию, то ли обратно на Украину. О, нет, я больше не могу… Мы что, опять заблудились?!


Валентина, [email protected]

Синонимы к словосочетанию БЕШЕНОЙ СОБАКЕ СЕМЬ ВЁРСТ НЕ КРЮК

1. о ситуации, когда собственная глупость вынуждает тратить куда больше усилий, чем требуется

Все значения словосочетания «бешеной собаке семь вёрст не крюк»

  • Самокат развил бешеную скорость и вдруг у подножия холма наскочил на небольшой камень.

  • Однако, как мы видим, Semper Augustus стоил бешеных денег ещё до начала активной торговли.

  • Но и он порой был не в силах выдержать бешеный ритм жизни двора.

  • (все предложения)
  • Если же вы живёте в многоэтажном доме, лай собаки может негативно повлиять на ваши отношения с жильцами других квартир.

  • – Что происходит там во дворе в такой поздний час? Слышишь ли ты густой лай большой собаки среди звонкого щебетания трёх граций?

  • Со свалки навстречу ему прибежали две бродячие собаки, что жили там, брошенные хозяевами.

  • (все предложения)
  • Я удивился и заподозрил неладное. Хотя мне было уже двадцать семь лет, я был всего лишь студентом и по имени-отчеству меня тогда ещё не называли.

  • Есть какая-то тайна и в том, что дело, не доведённое до суда, не было закрыто целых двадцать семь лет.

  • Достаточно для тебя узнать, что жестоко избитые, страдавшие от жажды люди семь часов оставались без воды.

  • (все предложения)
  • – Ничего. Не выстроишь же высокую каменную стену в две тысячи вёрст длиной.

  • – Близко, Дышло, близко, – ответил пеший. – Мой тоже ждёт! По камышам наши лодки рассыпались в трёх вёрстах отсюда!

  • – Так ближе, чем в двух вёрстах отсюда, людей нет, ваше благородие! – скороговоркой ответил усач, не слезая, а даже как-то сползая с коня.

  • (все предложения)
  • Приходилось делать крюк, чтобы миновать дом номер семь, где мог получить затрещину.

  • – Да… конечно… только придётся, пожалуй, сделать небольшой крюк

  • Расстояние на местности значительно больше измеренного по карте, потому что мы не идём прямо, а делаем большой крюк к востоку по изгибам горной реки.

  • (все предложения)

Бешеной собаке семь вёрст — не крюк: drugaya9 — LiveJournal

Утром проснулась — за окном красота! Солнышко! Открываю окно — дубак 🙁 Не, думаю, никакого велика, отморожу всё на фиг. Но к обеду солнечные лучи стали слишком настойчивыми и я поддалась: навернула макарон с котлетой для энергии, утеплилась максимально (лосины из северного единорога, куртка, две жилетки, бандана, капюшон, перчатки) и покатилась таки. Благо, прикинув, сколько мне надо объехать мест за день, сомнений не осталось.
Сначала в банк (недалеко от дома): кинула на карту честно награбленное заработанное. До этого посчитала: октябрь — пока самый прибыльный месяц оказался. *потираю лапки*
Потом в аптеку (две остановки): подруга просила ей купить кое-что — самая низкая цена в моём районе. Купила.
Оттуда поехала сдать работу в фирму № 1 (через треть города, с горы и в гору). Там попросили передать деньги в фирму № 2, куда мне было надо не сегодня, но надо и это по пути в фирму № 3 — поехала туда (ещё через треть города, в гору).
Деньги отдала. Покатила сдать работу в фирму № 3 (через два двора).
Там позвонили из фирмы № 1 и бодренько поинтересовались: «Наталья, а Вы завтра что делаете?». Говорю: «Не знаю, но, чую, Вы мне сейчас скажете». Точно, предложили поработать. Согласилась, а хотела спать и смотреть сериалы сказала, чтобы готовили документы, прикачу чуть позже.
Поехала к подруге на работу отдавать купленое (не близко, но и не далеко). Там меня напоили кофе с вкусными печеньками. Пока пила и болтала за жизнь, поняла, что ступила и не взяла приходник в фирме № 2 для фирмы № 1 (я ж не думала, что сегодня снова к ним попаду, думала, они там сами разберутся, но тут же всё равно еду, отчего бы не завезти). Написала менеджеру фирмы № 2, попросила сделать, покатилась обратно к ним (в гору, блин).
Взяла квиток, поехала в фирму № 1. Поняла, что удобнее будет проехать сначала через рынок. Проехала, купила творог, сыр, яйца, кофе, краску себе и маме. Заехала ещё в один магазин за умывалкой. Наконец оказалась в фирме № 1 (опять в гору!). Взяла работу на завтра, поехала домой (в капец какую гору!!!).
Четыре часа времени, 30 км, а такое чувство, что прям целая жизнь 🙂

З.Ы. Трос на велозамке уже от холода не гнётся, а ещё я сегодня отломала (хрен знает, как…) одно крепление у велокомпьютера. Пора чистить коня и в стоило заводить, пожалуй. Да и морда (моя) замёрзла немного. Как вы, блин, зимой катаетесь?!

НОВОСТЕЙ BBC | Наука / Природа | Первая собака в космосе умерла в течение 9000 часов

Доктор Дэвид Уайтхаус

Научный редактор BBC News Online

Собака Лайка, первое живое существо, побывавшее на орбите Земли, не прожила столько времени, сколько советские власти внушали миру.

Сообщается, что животное, совершившее полет в один конец на борту «Спутника-2» в ноябре 1957 года, безболезненно погибло на орбите примерно через неделю после взлета.

Теперь выяснилось, что она умерла от перегрева и паники всего через несколько часов после начала миссии.

Новые доказательства были представлены на недавнем Всемирном космическом конгрессе в Хьюстоне, штат Техас, США, Дмитрием Малашенковым из Института биологических проблем в Москве.

Известный космический историк Свен Гран сказал BBC News Online, что новая информация была неожиданной и важной, поскольку она положила конец более чем 40-летним предположениям о судьбе Лайки.

Пионер космоса

Миссия Лайки на борту «Спутника-2» ошеломила мир. Первый в мире спутник Спутник-1 был запущен менее месяца назад.

Лайка была заблудшей

Это была металлическая сфера весом около 18 кг (40 фунтов), которая была намного тяжелее всего, что США планировали запустить.

Удивленный мир стал свидетелем запуска Спутника-2 весом 113 кг (250 фунтов) с первым живым существом, вышедшим на орбиту — собакой Лайкой.

Животное бродило по улицам Москвы, когда ее поймали и готовили к космической миссии.

Вскоре после запуска Советы заявили, что Лайке не суждено вернуться живой и она умрет в космосе. Заявление вызвало возмущение у многих наблюдателей.

Гоночный пульс

Доктор Малашенков теперь раскрыл несколько новых подробностей о миссии Лайки, таких как ее еда в форме желе и то, что она была прикована цепью, чтобы она не повернулась.

В кабине было устройство для поглощения углекислого газа, чтобы предотвратить накопление этого токсичного газа, а также генератор кислорода.

Вентилятор включался автоматически, чтобы охладить собаку, когда температура капсулы превышала 15 градусов Цельсия.

По словам доктора Малашенкова, необходимо было проделать большую работу, чтобы приспособить группу собак к условиям тесной кабины спутника 2. Их содержали в клетках постепенно меньшего размера на период до 15-20 дней.

К полету «Спутник-2» подготовили трех собак: Альбину, Лайку и Мушку. Альбина была первой «дублером», дважды пролетев на высотной ракете. Мушка использовалась для проверки аппаратуры и жизнеобеспечения.

Смерть в космосе

Медицинские датчики, установленные на Лайке, показали, что во время запуска ее пульс увеличился в три раза по сравнению с уровнем покоя.

В начале невесомости у нее снизился пульс.Потребовалось в три раза больше времени, чем после поездки на центрифуге по земле, чтобы вернуть сердцебиение Лайки к значениям до запуска, что свидетельствует о стрессе, который она испытывала.

Доктор Малашенков также рассказал, как умерла Лайка. Телеметрия с капсулы «Спутник-2» показала, что после начала полета температура и влажность повысились.

После пяти-семи часов полета никаких признаков жизни от Лайки не поступало. К четвертому витку стало очевидно, что Лайка умерла от перегрева и стресса.

Ранее считалось, что Лайка прожила в космосе как минимум четыре дня и, возможно, даже неделю, когда вышли из строя передатчики Спутника.

Несмотря на то, что она прожила всего несколько часов, место Лайки в истории космоса гарантировано, а предоставленная ею информация доказала, что живой организм может долгое время выдерживать невесомость, и проложила путь для людей в космосе.

«Гроб» Лайки облетел Землю 2570 раз и сгорел в атмосфере Земли 4 апреля 1958 года.

.

Встречайте свою следующую любимую книгу

«Я эгоистичен, нетерпелив и немного неуверен. Я делаю ошибки, я теряю контроль и временами с трудом справляюсь. Но если ты не справишься со мной в худшем случае, то, черт возьми, ты не заслуживаешь меня в моих лучших проявлениях ».

Мэрилин Монро

«Будь собой; все остальные уже взяты.»

Оскар Уальд

«Две вещи безграничны: вселенная и человеческая глупость; и я не уверен насчет вселенной.”

Альберт Эйнштейн

«Так много книг, так мало времени.»

Фрэнк Заппа

«Будьте собой и говорите, что чувствуете, потому что те, кто возражает, не имеют значения, а те, кто имеет значение, не возражают».

Бернард М. Барух

«Комната без книг — это как тело без души.”

Марк Туллий Цицерон

«Ты должен танцевать, как будто никто не смотрит,
Люби, как будто тебе никогда не причинят вреда,
Пой, как будто никто не слушает,
И живи, как будто это рай на земле».

Уильям В. Пёрки

«Вы знаете, что влюблены, когда не можете заснуть, потому что реальность, наконец, лучше, чем ваши мечты.”

Доктор Сьюз

«Вы живете только один раз, но если вы все делаете правильно, достаточно одного раза».

Мэй Уэст

«Будьте тем изменением, которое вы хотите видеть в мире».

Махатма Ганди

«В трех словах я могу обобщить все, что я узнал о жизни: она продолжается.”

Роберт Фрост

«Не иди впереди меня… Я не могу идти за
. Не иди за мной… Я не могу вести за мной
. Иди рядом со мной… просто будь моим другом»

Альбер Камю

«Никто не может заставить вас чувствовать себя неполноценным без вашего согласия».

Элеонора Рузвельт,

Это моя история

«Если вы говорите правду, вам не нужно ничего помнить.”

Марк Твен

«Дружба … зарождается в тот момент, когда один мужчина говорит другому:« Что! Ты тоже? Я думал, что никто, кроме меня … »

К.С. Льюис,

Четыре любви

«Я узнал, что люди забудут то, что вы сказали, люди забудут то, что вы сделали, но люди никогда не забудут, что вы заставляли их чувствовать.”

Майя Анжелу

«Друг — это тот, кто знает о тебе все и по-прежнему любит тебя».

Эльберт Хаббард

«Всегда прощайте своих врагов; ничто так их не раздражает ».

Оскар Уальд

«Жить — самая редкая вещь в мире.Большинство людей существует, вот и все ».

Оскар Уальд

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о